29 манипуляций, которые люди используют в переписке

29 манипуляций, которые люди употребляют в переписке

Манипуляции в письменном общении — по почте либо в мессенджерах — могут быть не наименее ранящими, чем при дискуссиях вживую. Как распознать обычные приемы «текстовых абьюзеров» и не вестись на их игры? Психолог и эксперт в области конфликтов Кристин Хаммонд убеждена: эти познания вооружают жертву и разоружают агрессора.

Человек посреди людей 

Текстовые сообщения стали так обычными, что для почти всех из нас телефонный звонок закончил быть применимым методом коммуникации. Вправду, письменное общение быть может наиболее пикантным — у собеседника постоянно есть возможность ответить, когда комфортно, и пошевелить мозгами над правильной формулировкой. Но вкупе с тем мессенджеры предоставляют и новейшие варианты словесных игр и психических манипуляций.

Самое сложное — когда мы ощущаем, что переписка становится ядовитой, но чувство это так неуловимо, что вроде как «не к чему придраться». Наилучшее в таковых ситуациях — вооружиться познаниями. Для этого психолог и эксперт по работе с конфликтными ситуациями Кристин Хаммонд систематизировала типы манипулятивных приемов в переписке.

Обычная история 

На встречу с психоаналитиком Макс пришел расстроенным. Чем больше он пробовал поддерживать дела с бывшей супругой и детками, тем ужаснее становилась ситуация. Ему рекомендовали применять не устное общение, а переписку в мессенджере, чтоб внести в коммуникацию больше ясности: устанавливать договоренности и получать доказательства, прояснять неурядицу и сводить к минимуму словесные нападения. Но бывшая супруга отыскала метод манипулировать им при помощи текстовых сообщений. Ужаснее того, она обучила данной стратегии малышей.

Абьюз может проявляться в разных формах. Обычно выделяют семь видов: физический, интеллектуальный, словесный, чувственный, денежный, сексапильный и духовный. Ранее обмен текстовыми сообщениями не рассматривался как отдельный формат манипулятивного общения. Тем не наименее он быть может таким. В переписке тоже могут проявляться желание надзирать, манипулировать и вредить другому.

Некие индивидуальности такового вида коммуникации даже усиливают эффект. К примеру, так как тон текстового сообщения нереально различить, одно сообщение можно толковать в различных интонациях и значениях.

29 приемов текстовой манипуляции  

Кристин Хаммонд приводит 29 примеров манипулятивного общения в текстовых сообщениях.

1. Обобщения. Никакой конкретики: «Ты сам знаешь, что сделал». Это ловушка для потенциально виноватой стороны либо метод расстроить добросовестного человека.

2. Отказ отвечать на вопросцы. Когда Макс о кое-чем спрашивал, его бывшая супруга игнорировала сообщения и не отвечала, даже когда он повторял вопросцы.

3. Обвинения в «недопонимании шуток». Бывшая супруга делала досадные заявления: «Похоже, за этот год ты заработал намного больше, чем давал информацию!» — а позже утверждала, что это всего только шуточка.

4. Неприемлимый сарказм. И отличные шуточки могут быть до определенной степени саркастичными, но по текстовым сообщениям тяжело осознать, какой непосредственно это комментарий: шутливый, суровый, неискренний либо досадный.

5. Перемена темы. Во время обсуждения определенного вопросца бывшая супруга Макса резко меняла направление разговора, как как будто предшествующая тема и не дискуссировалась.

6. Затянутые тексты. Формат мессенджеров предназначен для лаконичного общения, а не сочинений длиной в страничку. Такового размера тексты еще уместнее отправлять по электрической почте.

7. Манипуляции с грамматикой. Запятая в неверном месте либо ее отсутствие могут поменять смысл предложения либо бросить его неясным. «Казнить недозволено помиловать» — не единственный пример схожей двусмысленности.

8. Вербование на свою сторону тех, кто не участвует в переписке. «Мы с детками считаем, что у тебя страшный нрав». Бывшая супруга Макса нередко включала в послание «мировоззрение» малышей, чтоб усилить свою точку зрения. Но малыши и понятия не имели о том, что гласила их мама.

9. Обвинения в лишней чувствительности. Когда Макс считал, что комментарий в его адресок был досадным, бывшая супруга заявляла, что он очень чувствителен и все принимает очень серьезно.

10. Неверные обвинения. Подобные заявления бывает тяжело обосновать либо опровергнуть. Человек, который их делает, пробует таковым образом надзирать ситуацию.

11. Обвинения в «неверной» интонации. Обычно, в переписке тяжело найти интонацию. Обвиняя собеседника в том, что эта интонация «нехорошая», «не таковая», его принуждают защищаться.

12. Отказ говорить по телефону. Когда все становится очень запутанным, возникает необходимость в живом общении — к примеру, по телефону. Полный отказ от этого тоже быть может манипулятивной стратегией.

13. Игнорирование сообщений в течение нескольких дней. Бывшая супруга Макса игнорировала его сообщения о детях некоторое количество дней попорядку. Но когда ей пригодились ответы на остальные вопросцы, она здесь же ему написала.

14. Отправка нескольких сообщений, чтоб вывести собеседника из себя. В один прекрасный момент Макс высчитал 105 сообщений, которые она выслала ему поочередно в рабочее время. Ситуация не была срочной либо критичной — она просто желала больше средств.

15. Односложные ответы. Детки Макса часто отвечали ему односложно даже на открытые вопросцы, которые предполагали развернутый ответ. Это задерживало его от общения с ними.

16. Неопределенные смайлики заместо слов. Внедрение лиц, жестов рук либо остальных разноплановых по смыслу смайликов в ответах делает сообщение неясным. Это метод расстроить собеседника.

17. Отказ от символов препинания. Если предложения идут одно за остальным без каких-то обозначенных грамматически пауз, возникает неурядица. Таковой текст тяжело читать, он оставляет простор для интерпретаций, часто обратных.

18. Внедрение сленга в разговоре с тем, кто его не осознает. Детки нередко употребляли сокращения либо сленговые слова, которые, как они знали, папе не были понятны. Когда он просил объяснений, они высылали в ответ «lol» (laughing out loud — звучно, вслух смеясь).

19. Различные послания при личном общении и в сообщениях. К примеру, в общении по телефону бывшая супруга согласилась поменять время встречи Макса с детками, чтоб он успел на работу. Но потом в текстовом сообщении утверждала, что ни на что не соглашалась.

20. Внедрение строчных букв без необходимости. Внедрение больших букв в текстовом сообщении показывает на увеличение интонации. Время от времени Макс получал длиннющий абзац, все слова в каком были написаны кэпслоком. Его было тяжело читать и тяжело интерпретировать.

21. Опасности самоповреждения. Сюда можно включить сообщения о намерении нанести для себя увечья, принять пилюли не по предназначению доктора с целью нанести для себя вред, напиться, захворать и тому схожее. Угроза сделать это — незапятанной воды манипуляция, считает Хаммонд.

22. Атака сообщениями, когда человек занят. Бывшая супруга знала, что Макс на свидании, потому в течение вечера высылала ему сообщения о всех мелочах. Даже когда он закончил отвечать, это ее не приостановило. В общей трудности за четыре часа она выслала ему 145 сообщений.

23. Опасности причинить вред собеседнику либо остальным. «Неважно какая письменная угроза причинения вреда — это манипуляция и призыв о помощи. Если есть сомнения, позвоните в полицию», — рекомендует эксперт.

24. Отправка фото, говорящего о возможной угрозы либо самоповреждении. В один прекрасный момент ночкой Макс получил от бывшей супруги сообщение: фото горсти болеутоляющих пилюль. Никакого провождающего текста не было, и когда Макс попробовал связаться с ней, она не ответила. В конце концов он вызвал полицию.

25. Требование незамедлительного ответа. Детки добивались от Макса ответа на свои сообщения в хоть какое время денька и ночи, но сами часто игнорировали его сообщения.

26. Отказ предоставлять определенную информацию. Супруга попросила Макса забрать малышей в торговом центре в определенное время. Когда он задал вопрос, где конкретно необходимо их повстречать, она не ответила.

27. Разжигание розни методом распространения фрагментов переписки. Это была обычная стратегия — она нередко демонстрировала детям фрагменты его сообщений как свидетельство того, что он был источником заморочек и виновником конфликта.

28. Выбор наихудшей интерпретации из вероятных. Заместо того чтоб просить объяснений, если сообщение можно было осознать по-разному, бывшая супруга выбирала худший из возможных смыслов и отвечала очень резко.

29. Отрицание того, что было сказано в прошлом сообщении. По воззрению Хаммонд, возможно, самая противная манипулятивная стратегия заключается конкретно в этом. Бывшая супруга Макса заявляла, что они не уславливались о кое-чем, даже если этот вопросец был согласован в текстовом сообщении неделькой ранее.

Осознание стратегии оскорбительных текстовых сообщений посодействовало клиенту Кристин Хаммонд лучше осознать ситуацию и реагировать продуманно. В конце концов, когда бывшая супруга и малыши сообразили, что манипулировать Максом больше не получится, они закончили «дергать за ниточки» в переписке с ним.

О создателе: Кристин Хаммонд — психолог-консультант, эксперт по работе с семейными конфликтами, создатель книжки «Управление для измотанных дам».

Источник

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *