Человечество и пандемия: подготовила ли нас эволюция?

Население земли и эпидемия: подготовила ли нас эволюция?

Настроены ли мы психологически на борьбу с эпидемиями? Подготовила ли нас эволюция к схожим событиям? И да, и нет. Эволюционный психолог Дуглас Кенрик — о причинах смертности Homo Sapiens, одичавших племенах, поведенческой иммунной системе и внутренних противоречиях.

Человек посреди людей 
Коронавирус 

Население земли как вид существует много веков, и на его долю выпало много напастей, в том числе и эпидемий. Приспособлена ли наша психика к схожим заболеваниям и борьбе с ними? Ответ на этот вопросец дает доктор Дуглас Кенрик — эксперт в области эволюционной психологии, создатель огромного количества книжек по социальной и эволюционной психологии людей.

От чего же погибали наши праотцы? 

Если ассоциировать нас с прошлыми поколениями, то за сравнимо недолгое время в причинах смертности произошли конструктивные конфигурации. За крайние 150 лет шансы людей умереть от заразной заболевания резко сократились. В главном это касается населения наиболее богатых государств, но в целом относится практически ко всему миру.

«Мед журнальчик Новейшей Великобритании» опубликовал статью, в какой сравниваются предпосылки погибели в 1900 и 2010 годах. Главной предпосылкой в 1900 году была «пневмония либо грипп» — от нее умерло больше людей, чем от заболеваний сердца в 2010 году. Сначала XX века туберкулез убивал больше людей, чем рак в наше время.

Если добавить к пневмонии и гриппу к тому же желудочно-кишечные инфекции и дифтерию, то эти заразные заболевания в 1900 году уничтожили столько же людей, сколько в 2010 — все заболевания, занимающие 10 первых мест в перечне обстоятельств смертности. Туда входят ишемическая болезнь сердца, инфаркт, приобретенная обструктивная болезнь легких, респираторные инфекции нижних дыхательных путей, болезнь Альцгеймера, онкологические заболевания, диабет, ДТП и остальные.

Практически, объясняет Кенрик, в 2010 году лишь одна категория заразных болезней попала в первую 10-ку — пневмония либо грипп, но общая смертность для данной нам группы была в 12 раз меньше, чем в 1900 году. Исходя из убеждений науки 1900 год — это не эволюционное прошедшее, поэтому что было всего 3-4 поколения вспять.

От чего же же погибали наши наиболее дальние праотцы, охотники-собиратели? Сельское хозяйство, уточняет ученый, возникло всего 10 тыщ годов назад. Другие 90% собственной истории население земли занималось как раз охотой и собирательством. Основываясь на данных археологических и генетических данных, исследователи подразумевают, что Homo Sapiens в его более-менее в современном виде существует уже около 200 тыщ лет. И практически можно весьма условно гласить о том, что сельское хозяйство начало развиваться приблизительно 10 тыщ годов назад. Большая часть наших протцов начали им заниматься всего около 5 тыщ годов назад. Потому, говоря о эволюционном прошедшем населения земли, мы имеем в виду в большей степени племена охотников и собирателей.

Наибольшая разница меж статистическими показателями современных людей и наших дальних протцов — в уровне детской и детской смертности

Разумеется, иронизирует доктор Кенрик, что в те времена никакой Центр по контролю за болезнями не собирал статистические данные о причинах смертности. Но археологи, антропологи и демографы выдумали хитрые пути решения данной нам задачи. Один из способов подразумевает раскопки и исследования старых захоронений с следующим анализом костей. Это дозволяет найти возраст людей на момент погибели.

Иной способ включает анализ инфы о племенах охотников и собирателей, живших на нашей планетке в прошедшем и позапрошлом столетиях, и поиск аналогий в причинах их погибели с группами, которые тысячелетия вспять жили в схожих критериях — к примеру, в австралийских пустынях, на африканских равнинах или в американских тропических зарослях. Эти группы, в свою очередь, сравнивались с теми, что вели садоводческий стиль жизни — это шаг на полпути от охоты и собирательства к сельскому хозяйству; также с группами, которые только не так давно вступили в контакт с западной цивилизацией.

Антрополог из Аризонского института Ким Хилл и группа остальных выдающихся ученых даже ассоциировали характеристики смертности современных охотников-собирателей и шимпанзе, живущих в одичавшей природе и в неволе. Эта же группа ученых провела исследование 722 смертей посреди краснокожих гуахибо из Венесуэлы, которые до конца ХХ века продолжали вести жизнь охотников-собирателей.

Делая упор на необъятные интервью с представителями этого народа, Хилл и его коллеги разделили случаи погибели на те, которые произошли до и опосля контакта с западными людьми. Оказалось, что ранее гуахибо в большей степени погибали от убийств в итоге конфликтов, связанных с конкурентнстью за дам и местью, также от злосчастных случаев, обусловленных жизнью охотников-собирателей.

Ученый Барри Хьюлетт опубликовал отчет о показателях смертности посреди африканских бродячих пигмеев Ака. Уровень убийств там меньше, но смертность от злосчастных случаев, связанных с образом жизни, настолько же высока. Например, люди падали с деревьев, пытаясь добыть мед либо пальмовые орешки, были растоптаны слонами либо погибли от рогов мечущихся антилоп. Подобные злосчастные случаи Кенрик сопоставляет с современной смертностью в авто трагедиях.

Наибольшая разница меж статистическими показателями современных людей и наших дальних протцов — в уровне детской и детской смертности. Разумеется, что на данный момент она намного ниже. Другое огромное отличие в том, что очень не достаточно охотников-собирателей умерло от заболеваний сердца либо рака. По словам ученого, отсутствие сердечно-сосудистых болезней, возможно, соединено с тем, что охотники-собиратели не мучались ожирением, благодаря определенному рациону и активному виду жизни. 2-ое, может быть, соединено с еще наиболее низким действием хим токсинов, являющихся канцерогенами.

Что касается длительности жизни, недозволено сказать, что она у всех наших протцов была низкой. Исследователи Майкл Гурвен и Хиллард Каплан соединили данные ряда исследовательских работ и нашли, что значимый процент людей, выживших в подростковом возрасте, могли дожить до 50 лет и старше. А те гуахибо и ака, кто добрался до преклонного возраста, погибали от заразных болезней, а не от заболеваний сердца.


Поведенческая иммунная система и соц дистанцирование 

Так подготовила ли нас наследственность к борьбе с современной пандемией? Исследователь Марк Шаллер и его бывшие ученики Дэмиен Мюррей и Джастин Парк много писали о том, что они называли «поведенческой иммунной системой».

Сущность, по разъяснению Кенрика, в последующем. Кожа и слизистые оболочки не впускают неких голодных паразитов, пытающихся просочиться в наши тела, но не всех. Как патоген попадает в человечий организм, для предотвращения его закрепления в работу врубаются остальные механизмы — а именно, наши белоснежные кровяные тельца, лейкоциты. Но мы не можем оказать полное сопротивление каждой новейшей бактерии, потому наилучшая защита — это поведение, предотвращающее инфецирование.

Шаллер, его коллеги и остальные ученые нашли подтверждения того, что люди, которых обычно волнует возможность заразиться, склонны избегать контактов с незнакомцами. А обитатели мест, где много патогенных микробов, еще наименее открыты для соц контактов с чужими людьми.

Почти все заболевания, ставшие предпосылкой погибели наших протцов, были занесены в их организмы из земли, с водой либо через звериных, на которых они охотились. И даже в современном мире такие заболевания, как грипп, хотя и появляются часто в дальних экзотичных местах, но передаются нам обычно не от незнакомцев, а от кого-либо из близкого круга контактов.

Не садиться в самолет в дальнее экзотичное пространство? Просто! Посиживать в собственной комнате и не ходить в гости к близким? Тяжело!

Даже избегая незнакомцев, наши праотцы не могли избежать общения с теми, кто находился рядом, поэтому что жили в маленьких деревнях с высочайшей плотностью населения, разделяли еду, орудия труда и жилые помещения.

Наиболее того, охотники-собиратели получили большие достоинства в выживании благодаря тому, что держались вкупе, заботясь друг о друге «в заболевания и здравии». Это документально подтвердили Ким Хилл и его коллеги. Потому не стоит удивляться, что даже когда мы обеспокоены возможностью заразиться, у нас нет особенных способностей удержания социальной дистанции от членов наших собственных групп.

«Не садиться в самолет в дальнее экзотичное пространство? Просто! Посиживать в собственной комнате и не ходить в гости к родственникам и близким друзьям? Тяжело!» — пишет доктор Кенрик.

Это не значит, что дистанцирование не быть может неплохой стратегией во время сегодняшней эпидемии. Это только значит, что сохранять социальную дистанцию для нас — это приблизительно как «не есть шоколад» либо «читать на зарубежном языке». Это не приходит естественным образом, и для воплощения таковой стратегии нам нужна самодисциплина.

Доктор Дуглас Кенрик поделился своим воззрением с некими упомянутыми в ней учеными, которые дали свои комменты.

Ким Хилл, антрополог Аризонского института: «Респираторные инфекции были главной предпосылкой погибели практически в любом людском племенном обществе, по которому у нас есть демографические данные, даже если оно было невелико. Зоонозные заболевания были очень всераспространены в нашем прошедшем — любой денек охотники соприкасались с кровью одичавших звериных. Но инфекции в главном были локальными, а потом стремительно затухали из-за изолированности отдельных жилых единиц, групп».

«Меж иным, зоонозные заболевания — это заболевания, возникшие у остальных видов, — к примеру, коронавирус, с которым на данный момент населению земли приходится иметь дело», — добавляет Кенрик.

Марк Шаллер, доктор психологии в Институте Английской Колумбии и создатель статей о поведенческой иммунной системе: «Есть и иная неувязка, в связи с которой обыкновенные советы о физическом дистанцировании работают не так отлично, как наиболее строгие меры.

Дело в несоответствии меж эпидемиологическими причинами необходимости физического дистанцирования и наиболее интуитивными обоснованиями для него. Эпидемиологический аргумент в пользу того, почему необходимо дистанцироваться от остальных, — не только лишь в том, что это поможет мне самому не заразиться, да и в том, что это может помешать мне заразить кого-либо еще!

Это весьма принципиально, поэтому что, как мы знаем, человек быть может заразительным, не зная о этом. Но интуитивно разум этого не воспринимает. Может быть, у нас могла бы развиться поведенческая иммунная система, в базе которой лежит интуитивное желание уберечь себя. Но я не думаю, что у нас покажется интуитивная психология, базирующаяся на внутреннем стремлении держать от нас подальше людей, которых могли бы заразить мы сами».

От нас требуется много самоконтроля и ответственности для соблюдения таковых мер сохранности

По данным ученых, в протяжении почти всех 1000-летий население земли сталкивалось с патогенными микробами и вирусами, которые представляли суровую опасность для жизни. Но индивидуальности проживания замкнутыми обществами и рвение дистанцироваться от чужаков часто удерживали распространение заболевания в рамках отдельных поселений.

Сейчас, когда мы интенсивно перемещаемся по странам и материкам, привезти болезнь из экзотичной страны и распространить по всему миру оказалось очень просто. А наши инстинкты и естественная привычка к близкому общению с родными и друзьями, как и общая плотность населения в городках, в этом случае содействовали развитию пандемии.

Возможно, чтоб приостановить вирус, населению земли нужна «поведенческая иммунная система», включающая временное физическое дистанцирование от людей близкого круга общения. И так как это вступает в противоречие с интуитивным поведением человека, от нас требуется много самоконтроля и ответственности для соблюдения таковых мер сохранности.

О создателе: Дуглас Кенрик — эволюционный психолог, создатель книжки «Инстинкты и смысл жизни. Почему в нас настолько не мало звериного» (Питер, 2017) и остальных книжек и публикаций по эволюции поведения человека.

Источник

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *