Эмоциональный интеллект не может развиться, если мы окружаем ребенка запретами

PSYCHOLOGIES №11
Чувственный ум не может развиться, если мы окружаем малыша запретами

Слушать малыша, принимать и подтверждать его эмоции, чтоб посодействовать ему расти, – таковы принципы положительного воспитания. Им следует психоаналитик Изабель Фийоза. Разъяснения и советы.

Интервью 
Родителям 

Psychologies: Почему так принципиально принимать эмоции малыша?

Изабель Фийоза: Чувство идентичности, другими словами представление о своем «Я», строится на понимании себя и собственных чувств. Если у малыша нет права выражать то, что он ощущает, если никто не слушает его, когда он в слезах, в гневе либо в ужасе, и не признает его эмоций, не подтверждает, что его чувства имеют право быть, то он в конце концов закончит обдумывать, что конкретно ощущает по сути. Он либо не будет ничего ощущать в глубине души, либо застынет в «разрешенной» эмоции заместо своей чувственной правды.

Положительное родительство дает другой путь: слушать, принимать и признавать эмоции малыша, чтоб помогать ему создавать его личность. Сопровождение взрослого нужно ребенку, чтоб его не захлестывали эмоции, чтоб он умел направлять свою энергию, научился выражать свои потребности социально применимым методом и знал, что не подвергает себя угрозы, погружаясь в то, что ощущает.

Малыши выражают свои эмоции активно. Что созодать, если ребенок в гневе орет, кидает вещи либо катается по полу? Попробовать успокоить либо дозволить ему выпустить пар?

Ни то ни другое. То, что вы описываете, — это не гнев, а срыв, связанный со стрессом, который нередко случается в конце денька. Под воздействием очень огромного количества стимулов мозг «идет вразнос». Таковой срыв развивается в три шага: ребенок орет, позже топает ногами либо кидает вещи, потом рыдает, а опосля этого ворачивается к нам на руки.

Заместо того, чтоб стараться успокоить малыша, необходимо обучить его успокаиваться. Сначала примите его эмоцию, признавая его стресс

Вмешательство родителей может приостановить нейронную бурю в мозгу малыша, но это не значит, что припадок прошел. Ребенок просто застыл в стрессе, от которого ему все равно рано либо поздно необходимо будет избавиться. Но дозволить ему сбросить пар, не вмешиваясь, — тоже нехороший вариант.

Слова «иди к для себя в комнату и успокойся» не срабатывают, поэтому что чувственный мозг остается активным, в то время как лобные толики не действуют. Но ведь конкретно они разрешают нам мыслить, предугадать, принимать решения. Заместо того, чтоб стараться успокоить малыша, необходимо обучить его успокаиваться. Для этого полезно поначалу принять его эмоцию, признавая его стресс.

К примеру: «У тебя был тяжкий денек». Такое принятие оказывает успокаивающее действие как на взрослого, так и на малыша. Потом помогите ребенку обозначить словами то, что он ощущает, поэтому что эмоция — это физиологическая реакция организма, которая призвана передать сообщение. Роль родителя — услышать это сообщение, вслушаться в него, чтоб ребенок сообразил его смысл и равномерно научился выражать его по-другому.

Как посодействовать ребенку в обыкновенной жизни развить чувственный ум?

Он не может развиться, если мы в течение денька окружаем малыша запретами. Либо если он, напротив, вырастает в атмосфере вседозволенности. Но если мы не приказываем ребенку, это не означает, что мы все ему разрешаем. Нужно задавать вопросцы, предоставлять информацию и давать варианты выбора, которые дозволят ребенку ощутить, что он воспринимает решения. Наша задачка — содействовать развитию его ресурсов, а не запирать его в рамки ограничений.

Малыши обучаются, подражая нам. Конкретно потому лучше проживать самим и давать прожить детям тот опыт, которому мы желаем их обучить, заместо того чтоб обрушивать на их поток разъяснений, указаний, советов.

Если мы называем словами то, что ощущаем («я утомился, мне обидно, я сержусь»), это помогает детям поступать так же. Если мы попросим их поведать, что ощущают персонажи книжки, которую им читают, либо кинофильма, который мы смотрим вкупе, это даст им осознание чувственного мира и поможет усвоить его словарь. Также дозволит познакомиться с своими чувствами.

Мы также знаем, что, когда потребности малыша в контакте удовлетворены недостаточно, это сказывается на формировании нейронных связей: приступы ярости, плач без предпосылки, неадекватное поведение — все это сигналы сбоев нервной системы. Поменяться репликами «я тебя люблю», обняться, поиграть вкупе — это дает организму заряд окситоцина, так именуемого «гормона счастья».

Столкнувшись с чувствами деток, предки нередко ощущают бессилие. Им тяжело совладать с своими чувствами, вялостью либо недочетом времени…

Из-за того что предки в подавляющем большинстве в свое время не получили подабающего чувственного сопровождения, эмоции малыша активируют их собственные механизмы стресса. Они погружаются в свою историю, опять переживают какие-то ее эпизоды и оказываются не способен перенести то, что ощущают. Потому они прибегают к насилию, чтоб успокоить малыша, либо же предоставляют ему управляться с чувствами без помощи других. Есть приемы, которые дозволят им лучше принимать собственные эмоции.

К примеру, медитация учит нас воспользоваться лобными толиками мозга, чтоб взнуздать наши реакции при помощи осознания, а не угнетения. Дыхательные техники не дают чувствам захлестнуть нас. Питание тоже играет важную роль, мы знаем, какое действие оказывают некие продукты, повышая уровень сахара в крови, усиливая нашу реактивность.

Я нередко учу родителей таковой хитрости: когда вы чувствуете, что гнев начинает вас захлестывать, пойдите и выпейте стакан воды. Смена деятельности дозволяет понизить напряжение, процесс питья (если пить через соломинку, это еще эффективнее) снабжает водой клеточки мозга, а движение губ успокаивает.

Как принимать гнев малыша, его грусть либо его ужас?

Гнев — реакция на фрустрацию либо несправедливость. Ребенок нуждается в том, чтоб его гнев признали, потому родителям предстоит посодействовать ему именовать словами то, что вызвало гнев, не умаляя его и не высказывая суждений.

К примеру: хотя ребенок закончил говорить на уроке, его наказали, потому у него появилось чувство несправедливости. Мы обнимем его, выражая сопереживание: «И правда, это невесело». Это дозволяет ему ощущать свою эмоцию, а не быть захлестнутым ею.

Мелкие детки не могут выражать то, что они переживают, словами, они выражают это своим поведением

То же самое для печалься. Ее принимают и сопровождают. Заместо того чтоб спрашивать у малыша: «Что тебя разочаровывает?», лучше спросить: «Что тебя разочаровывает больше всего?» Тогда ребенок может прямо именовать причину печалься и в то же время соображает, что родитель готов принять его эмоцию и посодействовать ему.

Так же мы будем действовать в случае ужаса: «Что тебя больше всего стращает?» Позже: «Что ты говоришь для себя? Что ты ощущаешь?»

Наша задачка — не предоставить готовые успокаивающие разъяснения, которые помешали бы ребенку отыскать собственные ресурсы, а аккомпанировать его по пути рефлексии, его вопросцев и решений, чтоб он развивал личную силу. Это нереально, если мы задушим его эмоцию лавиной типо утешительных слов либо оставим его наедине с собой.

Мелкие детки не могут выражать то, что они переживают, словами, они выражают это своим поведением. Дело родителей — поглядеть, что за ним прячется.

Какую пользу ребенок получает от этого чувственного сопровождения?

То, что малыша соображают и сопровождают, увеличивает его чувство сохранности. Родитель — уже не попросту заступник малыша, он тот, кто воспринимает его эмоцию и помогает выразить ее. Тот, кто дозволяет отстраниться от нее, чтоб обдумывать и осознавать ее. Начиная с этого шага ребенок может гласить «я» и созодать собственный выбор.

Как установили нейробиологи, если эмоции малыша принимают и сопровождают, в его мозге формируются нейронные сети, которые дозволят ему, когда он вырастет, наиболее неопасно переживать свои эмоции, не оказываясь в их власти. И в свою очередь, став родителем, он сможет принимать и аккомпанировать эмоции собственного малыша.


О профессионале

Изабель Фийоза — детский и домашний психоаналитик, ведущая тренингов для родителей. На российском языке вышли ее книжки «Что мне созодать с моим ребенком?» (Феникс, 2012) и «Год счастья. Be happy» (Рипол-классик, 2006).

Источник

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *