Может ли няня или бабушка заменить маму?

Может ли няня либо бабушка поменять маму?

Бросить малыша на ассистента, дать в ясли, а самой выйти на работу еще два-три десятилетия вспять было обыденным делом. Но сейчас дамы наслышаны о значимости чувственной связи с небольшим ребенком, и оттого у их появляются сомнения: получится ли на расстоянии сделать надежную привязанность и остаться для отпрыска либо дочери самым близким человеком? Обсудим с возрастным психологом Галией Нигметжановой.

Родителям 


Как уберечь себя, общаясь со своими стариками?720003«Утомилась быть «нехороший» для близких»422140«Не нужна с детками ни супругу, ни родным. Жить не желаю»171219

«С огромным трудом мне удалось отыскать работу — предложили годичный договор в другом городке, — ведает 29-летняя Оксана. — Малыша взять с собой просто нереально. Но сердечко болит, как представлю, что придется так навечно расстаться, — отпрыску всего 1 год и 8 месяцев. Естественно, я доверяю собственной маме, и скайп есть, но мне жутко, что ребенок от меня отвыкнет и полюбит бабушку больше, чем меня».

Ситуация Оксаны узнаваема. А еще бывает, что мать обязана опосля декретного отпуска выходить на полный денек и нанимать няню. Либо доверять уход за ребенком наиблежайшим родственникам.

Обычно они отлично управляются с задачей. Но тревога матери никуда не исчезает: получится ли ей стать для малыша весомым, близким человеком в критериях редчайших встреч по вечерам и выходным? А в случае долгой разлуки — сумеют ли они позднее вернуть теплые дела? И будет ли подросший ребенок обожать маму, если он уже привязан к кому-то другому?

«Естественно, присутствие матери в 1-ый год жизни неописуемо принципиально для малыша, — ведает психолог-консультант Галия Нигметжанова. — Тепло ее рук, звук ее голоса, вкус ее молока, все это успокаивает малыша чувственно, делает меж ними необычную близость и помогает ребенку поверить в то, что этот мир — в целом не плохое и надежное пространство.

Но ведь все это полностью может отдать и иной человек, который повсевременно находится рядом с малышом (разве что не считая грудного молока). По большенному счету, небольшому ребенку не так принципиально, мама это либо отец, няня либо бабушка. Ему просто нужна близость с человеком проницательным, отзывчивым, теплым, положительным, который защитит и даст ребенку чувство собственной нужности в этом мире.

Некие матери обязывают няню сохранять дистанцию с малышом, сдерживать свои чувства. Они боятся, что мощная связь с сторонним человеком закроет канал близости, контакта и любви малыша к маме. Но это не так.

В собственном кругу 

Представьте полную семью, в какой мать проводит целый денек с ребенком, а папа видится с ним время от времени по вечерам и в выходные. При всем этом ребенок, начиная различать в 9 месяцев «собственных» и «чужих», принимает папу «своим».

Наиболее того, в некий момент конкретно отец может стать для малыша основным человеком в жизни. Так и мать, которую ребенок лицезрел изредка либо которая уезжала на заработки в иной город, может стать по возвращении не только лишь «собственной», да и самой принципиальной. При каких критериях это произойдет?

«Если 1-ый год жизни не стал для малыша травматичным (благодаря заботе ухаживающего взрослого) и мать настроена на установление с ним близкого контакта, у нее есть на это ресурс, она способна занять пространство в сердечко малыша и на 2-3-м году жизни, и даже позднее, — считает Галия Нигметжанова. — Отлично, если у данной дамы был личный опыт надежной привязанности, так как он описывает возможность близких отношений».

Есть и очередное нужное условие: поддержание весьма теплого, проницательного контакта с няней либо с бабушкой. Вроде бы далековато от дома вы ни находились, как поздно ни ворачивались бы с работы, тщательно расспрашивайте ассистента, как прошел денек, чем ребенок был занят, переживайте совместно все его трудности и радости. При таком заочном присоединении времени и усилий на установление настоящей связи будет нужно меньше.

«Бабушка, на самом деле, закрывает брешь, которая возникает в контакте меж матерью и ребенком, передает их любовь друг дружке, — разъясняет Галия Нигметжанова. — «Когда мать приедет с работы (либо выйдет сейчас в скайп), мы с тобой похвалимся новеньким зубиком! — гласит ребенку бабушка. — Покажем наш венок из одуванчиков. И мать так будет рада!» Если ухаживающий человек фиксируется не на сожалениях о отсутствии матери, не на провалах в контакте, а на предвосхищении веселых событий, тогда выходит, что провалов-то и нет! А есть крепкий мостик меж разлученными».

Но для этого няню либо бабушку нужно напитать собственной благодарностью и принимать ее начинания с искренним энтузиазмом. Весьма нередко дела портятся, когда мать не может обойтись без критики. Няня что-то отрадно ведает, а мать здесь же поправляет: «Для чего ему манная каша? От нее никакой полезности, пустые углеводы!» «А почему снова гулять не прогуливались? Мало ли вы дома сидите?» Что ощущает няня? Обиду и раздражение из-за того, что ее не соображают и не ценят. Чувства, которые только создадут брешь меж ребенком и матерью.


Не количеством, а качеством 

Вроде бы не достаточно времени вы ни проводили с ребенком, свойство общения имеет определяющее значение.

«Самый понятный путь наполнения этого провала — сделать свои мелкие ритуалы, «секретики», такие методы взаимодействия, которые будут понятны лишь для вас двоим, — замечает эксперт. — Посреди таковых приемов — любые тактильные ритуалы (особые объятия, потирания носиком заместо обычного поцелуя), лишь для вас понятный порядок выстраивания беседы (если вы общаетесь лишь по вебу), и неповторимый метод приветствия, воззвания к ребенку, которое употребляет лишь мать. «Привет, мой «зубастик», либо «лягушонок», либо «бусинка»… Таковой обряд именования подтверждает: ты есть в моей жизни, я тебя вижу, чувствую, ты для меня не некий абстрактный мальчишка либо девченка».

Начать все с начала 

Даже если в разлуке вы поддерживали неплохой, доверительный контакт со взрослым, который ухаживает за ребенком, и, кажется, понимаете все о жизни собственного отпрыска/дочери, по возвращении для вас предстоит новое знакомство с ребенком. И готовиться к нему нужно так, как к первой встрече с принципиальным вам человеком. Как мы обычно знакомимся с тем, кто нам увлекателен? Мы готовы слушать его рассказы нескончаемо, готовы напитываться, всматриваться, вслушиваться в его истории о для себя.

А если ребенок отвернулся и произнес: «Ты мне не нужна, уходи»?

«Это тоже рассказ, — уточняет Галия Нигметжанова. — И меж взрослыми такое происходит. Где ты была так длительно и почему я должен для тебя что-то говорить? Мамы нужно это принимать и быть готовой к неспешному сближению, если она желает по-настоящему «приручить» собственного малыша».

Любые близкие дела чувственно накладны, в их нужно вкладываться опять и опять. Пробовать установить контакт к тому же снова, открыто идти навстречу. Это сближение навряд ли будет удачным, если дама норовит выступить из некий роли — гендерной, иерархической. «Как это ты меня, свою маму, не признаешь? Не поцелуешь?» «Да ты меня должен обожать лишь поэтому, что я твоя мать!»

Не считая того, просто неприемлимо относиться к объекту первой привязанности малыша как к конкуренту и шантажировать малыша выбором «или я — или няня». Это больная позиция. Вынуждая малыша волевым усилием перекрыть волну любви к няне/бабушке, мать не только лишь причиняет ребенку сильную боль, да и сузивает круг дорогих его сердечку людей, которые могли бы отдать ему уверенность внутри себя и надежную опору для неплохой жизни.

Отлично, если юная мать может пользоваться хоть мельчайшим шансом остаться дома, чтоб быть рядом с ребенком. Но если вопросец выживания выходит на 1-ый план, направьте свои силы не на обвинения себя, а на поиск надежного ассистента и поддержание с ним теплого контакта.

«В конце концов, если не будет разлук, не будет и радости встреч, — припоминает Галия Нигметжанова. — Осознание того, что близкий человек не постоянно рядом, не постоянно в доступе, увеличивает ценность взаимности. Таковой опыт (щадящий!) помогает хранить образ близкого человека в собственном сердечко и выдерживать расставания без саморазрушения».


О профессионале

Галия Нигметжанова — психолог столичного психического центра поддержки семьи «Контакт».

Источник

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *