Не спешите извиняться

Не торопитесь просить прощения

С самого юношества нас учат, что нужно просить прощения за нехорошее поведение, умный раскаивается первым, а чистосердечное признание смягчает вину. Доктор психологии Леон Зелцер оспаривает эти убеждения и остерегает: до этого чем извиниться, задумайтесь о вероятных последствиях.

Человек посреди людей 
Узнать себя 

Умение просить прощения за недостойные поступки сызвека считается добродетелью. На самом деле, содержание всей литературы на данную тему сводится к тому, как полезно просить прощения и как созодать это от всей души.

Но в крайнее время некие создатели заговорили о минусах извинений. До этого чем признать свою вину, нужно задуматься, чем это может обернуться — для нас, наших знакомых либо отношений, которыми мы дорожим.

Рассуждая о ответственности за ошибки в деловом сотрудничестве, бизнес-обозреватель Ким Дюрант отмечает, что письменные извинения охарактеризовывают компанию как добросовестную, этичную и добропорядочную и в целом отражают ее принципы. Психолог Гарриет Лернер убеждает, что слова «прости меня» владеют сильной целительной силой. Тот, кто их произносит, делает неоценимый подарок не только лишь человеку, которого оскорбил, да и себе. Чистосердечное раскаяние добавляет самоуважения и гласит о возможности беспристрастно оценивать свои деяния, подчеркивает она.

В свете всего этого все произнесенное ниже прозвучит разносторонне, а может быть, и цинично. Но неоспоримо веровать, как будто извинения постоянно и всем идут на благо, большая ошибка. По сути это не так.

Много примеров, когда признание вины разрушало репутацию

Если б мир был безупречным, извинения не несли бы никакого риска. Ну и необходимости в их не было бы тоже, ведь все поступали бы продуманно, тактично и человечно. Никто не выяснял бы отношений, и незачем было бы искупать вину. Но мы живем в действительности, где сам факт извинений никак не предполагает, что готовность нести ответственность за свои промахи обеспечит ситуации благополучный финал.

Например, когда вы от всей души раскаиваетесь, пытаясь разъяснить, как сожалеете, что нагрубиянили либо поступили эгоистично, что не желали никого оскорбить либо рассердить, не стоит рассчитывать, что вас здесь же простят. Может быть, человек пока к этому не готов. Как отмечают почти все создатели, тому, кто ощущает себя оскорбленным, требуется время, чтоб переосмыслить ситуацию и придти к прощению.

Не будем забывать и о людях, которые различаются болезненной злопамятностью и мстительностью. Они одномоментно ощущают, как уязвимым становится тот, кто признает свою вину, а перед таковым искушением тяжело устоять. Быстрее всего, они будут употреблять произнесенное вами против вас.

Так как они серьезно задумываются, что получили «карт бланш» на то, чтоб расквитаться сполна, то и мстят без тени сомнения, независимо от того, как очень им навредили чьи-то слова либо поступки. Наиболее того, если сожаление выражено в письменной форме, с определенными пояснениями, почему вы сочли необходимым загладить свою вину, у их в руках возникают неоспоримые подтверждения, которые можно навести против вас. Скажем, поделиться с общими знакомыми и таковым образом очернить ваше доброе имя.

Как ни феноминально, в истории много примеров, когда признание вины разрушало репутацию. Грустно, если не трагично, что излишняя честность и неосмотрительность загубила не одну высокоморальную натуру.

Разглядим расхожее и на уникальность меркантильное выражение: «Ни одно доброе дело не остается безнаказанным». Когда мы добры к ближнему, тяжело представить, что ближний не ответит нам этим же.

Тем не наименее любой наверное сумеет припомнить, как, несмотря на ужас и сомнения, брал на себя ответственность за оплошки, но натыкался на гнев и недопонимание.

Приходилось ли для вас сознаваться в каком-то проступке, но иной человек (допустим, супруг) не мог оценить ваш порыв и только подливал масла в огнь и старался задеть побольнее? Бывало ли, что в ответ на вас обрушивали град упреков и перечисляли все ваши «подлые проделки»? Может быть, вашей выдержке можно позавидовать, но быстрее всего в некий момент вы начинали защищаться. Либо — чтоб ослабить давление и сдержать напор — штурмовали в ответ. Несложно додуматься, что неважно какая из этих реакций только усугубляла ситуацию, которую вы возлагали надежды разрешить.

Тут так и просится очередной избитый оборот: «незнание — благо». Просить прощения перед теми, кто считает это слабостью, значит вредить для себя. Иными словами, неосмотрительное признание — это риск скомпрометировать и даже обмолвить себя. Почти все горько сожалели о том, что раскаялись и подставили себя под удар.

Иногда мы извиняемся не поэтому, что были неправы, а просто из желания сохранить мир. Но уже в последующую минутку может появиться веская причина настоять на собственном и отдать твердый отпор противнику.

Просить прощения принципиально, но не наименее принципиально созодать это выборочно

К тому же, раз мы оговорились, что повинны, никчемно отрешаться от собственных слов и обосновывать оборотное. Ведь тогда нас просто могут обличить во ереси и лицемерии. Выходит, мы невольно подрываем свою репутацию. Утратить ее просто, а вернуть — куда труднее.

Один из участников интернет-дискуссии на данную тему выразил увлекательную, хотя и спорную идея: «Признаваясь, что чувствуете себя виновным, вы расписываетесь в собственной чувственной беспомощности, что люди нерадивые употребляют для вас в ущерб, при этом так, что вы не сможете сделать возражение, поэтому что и сами верите, как будто получили по заслугам». Что возвращает нас к фразе «ни одно доброе дело не остается безнаказанным».

Манера всегда просить прощения приводит и к остальным нехорошим последствиям:

  • Она разрушает самооценку: лишает веры в личную нравственность, порядочность и духовную щедрость и принуждает колебаться в собственных силах.
  • Окружающие перестают уважать того, кто просит прощения на любом шагу: со стороны это звучит назойливо, жаль, наигранно и с течением времени начинает раздражать, как непрерывное нытье.

Пожалуй, вывода здесь можно сделать два. Непременно, просить прощения принципиально — как из этических, так и из практических суждений. Но не наименее принципиально созодать это выборочно и с мозгом. «Прости меня» — не только лишь целительные, да и весьма рискованные слова.

О профессионале: Леон Зелцер, клинический психолог, доктор Кливлендского института, создатель книжек «Парадоксальные стратегии в психотерапии» и «Концепции Мелвилла и Конрада».

Источник

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *