Почему мы не умеем просить? И как этому научиться

PSYCHOLOGIES №26
Почему мы не умеем просить? И как этому научиться

Помощь, советы, средства… Для неких попросить о этом тяжело и даже нереально. Но ведь воззвание за помощью к остальным — одна из основ жизни в обществе.

Узнать себя 
Человек посреди людей 

Любой денек мы встречаемся со обилием знакомых и незнакомцев, общаемся, взаимодействуем. Наш мир — это остальные люди. Сообща мы делаем то, чего же не смогли бы в одиночку. На этом и строится цивилизация.

И тем не наименее почти всем, весьма почти всем тяжело дается эта легкая как бы операция — попросить другого о кое-чем себе. Попросить надбавку к заработной плате, попросить маму не звонить любой вечер — и не дуться, если ей не звонят, попросить соседа в метро подвинуться, супруга… супругу… друга… и даже малыша — вынести мусор, к примеру.

Из-за отсутствия этого навыка просьбы очень длительно томятся у нас снутри и на выходе время от времени получают вид упреков и обвинений: «Да когда же ты в конце концов вынесешь мусор!», «Помощи от тебя не дождешься!» либо даже «Ты обо мне совершенно не думаешь!».

Просьба и по правде — проявление зависимости. Но разве не все мы в той либо другой степени зависим друг от друга?

26-летняя Мария желала бы зарабатывать больше. «Некие коллеги, выполняющие ту же работу, получают втрое больше, — сетует она. — Мне кажется, что свойство моей работы гласит само за себя, но, похоже, это не так. И все таки я не могу вынудить себя обратиться к начальнику. Раз он сам не лицезреет, что я отлично работаю, как я смогу ему обосновать? К тому же все в отделе знают: мой супруг, что именуется, обеспеченный человек. Мне неудобно. Будто бы, прося справедливой оплаты, я при всем этом отниму средства у того, кому они, может быть, нужнее».

Нежелание обращаться с просьбами приводит нас время от времени к решениям, которые остальным могут показаться необычными. «Супруг желал бы деток, но я категорически против, — заявляет 28-летняя Валерия. — Я терпеть не могу просить, а мои подруги с детками требуют утром до ночи: маму — посодействовать, начальника — отпустить, супруга — отдать средств, доктора — быть внимательным, учителей — стать добрее. А мне дорога моя независимость!»

Да, просьба и по правде — проявление зависимости. Но разве не все мы в той либо другой степени зависим друг от друга?

Невыносимость этого состояния почаще всего гласит о том, что в детстве просьбы и нужды малыша вызывали у родителей неприятие, разъясняет домашний психолог Инна Шифанова: «Если предки не обращают внимания на то, что ребенку необходимо, либо, ужаснее того, смеются над сиим либо унижают его, у него вырабатывается защитная реакция: не буду просить, сам справлюсь. Но вкупе с сиим возникает отчужденность, замкнутость, которая в предстоящем мешает устанавливать близкие дела».

Пересмотреть правила 

39-летняя Ира изредка делает покупки себе: «Неудобно признаться супругу, что мне необходимо новое пальто. Хотя у меня хорошая заработная плата, постоянно кажется, что важнее приобрести что-то для деток. А когда я была малеханькой, мать гласила: «Платьице не старенькое, просто рукава недлинные, я их выпущу и походишь». И если что-то брала, гласила: «Вот видишь, я для тебя купила новое платьице, а мне придется ходить в том, что есть!» Мне до сего времени постыдно растрачивать на себя, я чувствую, что обделяю остальных».

Умение просить впрямую соединено с установками, которые исповедовались, вслух либо молчком, в родительской семье. Инна Шифанова перечисляет те из их, которые мешают открыто гласить о потребностях и желаниях.

  • «Мы бедные, но гордые».
  • «Родственники нам завидуют (терпеть не могут нас), лучше к ним не обращаться».
  • «Любой за себя».
  • «Не веруй, не страшись, не требуй».
  • «Никто спасибо не произнесет, лучше держаться подальше, не давать и не брать».

И неслучайно из известного романа Миши Булгакова «Мастер и Маргарита» почти все помнят конкретно эти слова: «Никогда и ничего не требуйте! Никогда и ничего, и в индивидуальности у тех, кто посильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!» Правда, реплика эта принадлежит Воланду, Князю тьмы. А в иной книжке сказано совершенно по другому: «Требуйте — и дано будет для вас; отыскиваете — и отыщите; стучите — и отворят для вас» (Евангелие от Матфея 7:7).

Нередко мы боимся не столько отказа как такого, сколько собственной неспособности пережить его без вреда для самооценки

В неумении (которое идет рука о руку с нежеланием) просить могут выражаться две обратные крайности: от униженности до гордости, от чувства, что у меня нет права получить от другого человека что бы то ни было: время, средства, внимание… до перфекционизма: «я должен уметь все», «у меня не быть может недочета в чем-либо».

«Совсем не могу попросить посодействовать мне даже родных людей, почему-либо во мне таковая установка, что я обязана управляться со всеми трудностями сама», — сетует на форуме нашего веб-сайта пользовательница Dakla.

Весьма нередко мы боимся не столько отказа как такого, сколько собственной неспособности пережить его без вреда для самооценки. Либо обвинений в несостоятельности, неспособности — но в данном случае мы также успеваем обвинить себя ранее, чем это сделают остальные. Полезно спросить себя, как мы относимся к тому факту, что обращаемся к кому-то с просьбой: считаем ли мы это обыденным делом либо из ряда вон выходящим событием, лицезреем ли в этом признание собственных ошибок либо проявление открытости.

Как научиться?

Фактически все мы испытываем дискомфорт либо ощущаем себя неудобно, когда приходится просить. Осознать смысл этих чувств поможет вопросец «почему», считает психотерапевт Изабель Королитски: почему мы просим кого-либо? Почему конкретно этого человека? Тяжело ли нам просить совершенно либо непосредственно его? И, в конце концов, каковы почтительные предпосылки не обращаться к нему с данной просьбой. Так мы узнаем, что для нас значит перспектива быть обязанными другому, как мы относимся к тому виду себя, также что мы вправду думаем о другом.

Не считая того, полезно знать семейную историю. «Просьба как действие припоминает нам о отношениях зависимости — в этом случае от родителей, — которые мы ужаснее либо лучше переживали сначала жизни. Все зависит от того, как принимались наши 1-ые детские просьбы», — показывает психотерапевт.

Поменять точку зрения 

«Просьба — выражение доверия, — рассуждает психолог. — Чтоб отлично это ощутить, направьте внимание, что происходит с вами, когда вы в роли дающего. Обычно мы испытываем приятные чувства, а время от времени начинаем лучше относиться к тем, кому посодействовали, больше интересоваться их жизнью. Так почему не отдать другому шанс испытать то же самое? Пусть он ощутит свою доброту, проверит наилучшие свойства».

Очевидно, мы не застрахованы от неудач. Что ж, мы будем знать этого человека мало больше. Но, быть может, не он черств, это мы ошиблись в его способностях, а он не возжелал сетовать?

Мы боимся согласия не меньше, чем отказа, представляя, что собеседник просто не отважился сказать «нет»

«Если нам тяжело отказывать, мы переносим эту трудность на остальных. И боимся согласия не меньше, чем отказа, представляя, что собеседник совсем не желал нам помогать, просто не отважился сказать «нет». Но если мы можем отказывать, то задачка кажется не таковой уж трудной», — заключает Инна Шифанова.

«Меня длительно возмущало, что я все делаю для супруга, а он для меня нет, — ведает 46-летняя Надежда. — Я испытывала жгучую обиду и задумывалась, что он меня не любит. На грани развода я обратилась к психоаналитику и лишь тогда сообразила, что я ничего не говорю вслух. Я от всей души считала, что он должен обо всем додуматься сам, ведь я-то угадываю его желания! Но выяснилось, что нередко и ему хотелось совершенно не того. Дошло до забавного: я считала, что он любит жареную картошку, а он предпочитал пюре. Я длительно обучалась гласить вслух о желаниях и не принимать отказ как обиду. В конечном итоге мы вкупе и нам отлично. Но это был длинный путь, и не скажу, что легкий».


4 препятствия к открытости 

Они мешают нам свободно обращаться с просьбой к остальным. Психотерапевт Изабель Королитски анализирует предпосылки, домашний психолог Инна Шифанова дает пути решения.

Избегаем тревожить другого

Разъяснение: может быть, самыми первыми просьбами и потребностями малыша третировали, они вызывали у него чувство вины либо становились поводом для чувственного шантажа со стороны родителей. Став взрослым, он предпочитает обойтись без помощи, чтоб не испытывать боль, вызванную отказом либо согласием, за которым стоит очень много критерий.

Пути решения: примите меры предосторожности, до этого чем высказать просьбу. Пристально выбирайте, к кому обратиться. А если у вас нет выбора, понаблюдайте, как ведет себя этот человек с иными. Сформулируйте просьбу заблаговременно, подберите слова, аргументируйте позицию… Представьте всю сцену поочередно прямо до вероятного отказа. Повторяйте собственный «кинофильм», пока не почувствуете, что готовы на психическом уровне и чувственно. Высказав просьбу, похвалите себя, независимо от приобретенного ответа.

Не желаем демонстрировать слабость

Разъяснение: положение просителя отождествляется не только лишь со слабостью, да и с риском. Мы позволим другому заглянуть в наше личное место, узреть потребности и недочеты. Ужас быть завоеванным нередко берет начало в психологических и чувственных «вторжениях» родом из нашего юношества. Чтоб защитить личную местность, мы самоизолируемся.

Пути решения: примите как данность, что ни один человек не самодостаточен. Вспомяните все то, что вы уже получили от остальных к истинному времени (познания, советы, ценности, время). Треньтесь: любой денек обращайтесь к кому-нибудь с маленький просьбой, а когда обращаются к для вас, твердо отвечайте согласием либо отказом, избегая двусмысленности и непонимания. Так вы укрепите способности общественного взаимодействия.

Застряли в данной роли

Разъяснение: семья отводит нам пространство в ней, навязывает ролевые игры, в каких нередко встречается тот, кто помогает, рекомендует, дает. Нередко идет речь о первенце либо единственном ребенке, на которого опираются предки, переоценивающие его зрелость и способность хлопотать о остальных. Позже для таковых людей просить о чем-либо — все равно что признать поражение либо побеспокоить окружающих, вдруг сменив роль «дающего-спасателя» на роль просителя.

Пути решения: настаивайте на просьбе, даже если это поражает окружающих. Просьбу человека, который ранее справлялся сам, нередко не воспринимают как суровую, а время от времени и совсем не слышат. Но если вы позволите для себя поменять роль, то чувство ответственности никуда не денется, оно остается с вами, но при всем этом ваши дела с иными будут основаны на равенстве, а не на привычке воспользоваться вашими услугами.

Боимся долгов

Разъяснение: этот ужас свойствен тем, кому в детстве казалось, что любая просьба принуждает их взять на себя долг, который придется возвратить с процентами, либо тем, кого предки «перегружали» в детстве, требуя, чтоб они отвечали на все их чувственные требования. Позже эти люди предпочитают ни о чем же не просить остальных, чтоб не пришлось отдавать долг.

Пути решения: обучайтесь гласить «нет», поэтому что лишь это умение даст для вас возможность произносить не вымученное, а искреннее «да». Тогда ваше общение станет вправду непосредственным. Потом перебегайте на последующий шаг: не отклоняйте предложения либо просьбы сходу, дайте для себя время пошевелить мозгами, выдвигайте условия, предлагайте остальные решения. Основное — не застревать на принципном «нет», которое отрезает вас от остальных людей, запрещая просить их о чем-либо.

Источник

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *